Кожа: взгляд изнутри

Меня очень часто спрашивают: «Действительно ли местные средства работают так хорошо на коже?» Отвечаю: «А работали бы люди в эстетической медицине, если бы они не замечали положительных результатов своей работы?»

Данне МОНТЕГЮ-КИНГ,

доктор биохимии и фармакологии, основатель компании DMK, постоянный ведущий рубрик в журналах Les Nouvelles Esthetiques, MediSPA, Dermascope (Лос-Анджелес, США)

Десятилетиями люди сходят с ума по пилингам: то это голубой пилинг, то зеленый, то пилинг ТСА или пилинг Джесснера – все натуральные, органические пилинги и скрабы, потом микродермабразия. Дермаблэйдинг – это не что иное, как современная модификация скребка, который использовали атлеты в Древней Греции много веков назад. Все эти методы направлены на устранение гиперкератоза, и порой специалисты злоупотребляют ими, стараясь выглядеть более профессионально в глазах пациента.

Однако любой пилинг – это лишь первый этап: мы только открываем дверь, убираем мусор с порога, расчищая дорогу для основных процессов в глубине, чтобы помочь новым клеткам как можно дольше сохранить жизнеспособность, дать им аминокислоты, коэнзимы, стимулировать микроциркуляцию, насытить клетки кислородом и стимулировать синтез и накопление АТФ в них. Запуская обратный осмос, мы очищаем клетки и межклеточный матрикс от загрязнений. Используя после этого правильные местные средства, мы позволяем коже делать то, что она умеет делать лучше всего – восстановить себя, не задумываясь о постоянной необходимости защищаться от агрессии.

Наша кожа больше похожа на яйцо, чем на луковицу, у которой можно бесконечно снимать слой за слоем – и, вуаля, новая кожа! Кожа имеет два основных слоя – эпидермис и дерму, в которых постоянно происходит множество сложных биохимических процессов.

По закону эстетисты имеют право работать только на уровне эпидермиса, избегая веществ, способных оказывать системное действие или провоцировать воспаление. Однако они могут использовать трансэпидермальную систему доставки активных ингредиентов и таким образом влиять на дерму, подкожные структуры и даже на поверхностную фасцию, часто незаслуженно игнорируемую. Мы можем стимулировать процессы, которые нам полезны (например, мышечное сокращение через стимуляцию мотонейронов), или, наоборот, успокоить (воспаление, раздражение, приводящее к хронической эритеме). Также мы можем влиять на иммунный ответ кожи, стимулируя клетки Лангерганса – это макрофаги, способные поглощать и переваривать чужеродные агенты.

Я говорю «часто игнорируемую фасцию» потому, что многие до сих пор не воспринимают ее как орган, а ведь она по своим размерам больше, чем кожа.

В своих лекциях я уже давно упоминал фасцию как орган, однако официально ее назвали органом не так давно. Ученое сообщество воскликнуло: «Фасция – это орган, она все время была прямо у нас под носом, а мы ее не видели!» Надо признаться, я почувствовал удовлетво рение, поскольку все это время я был прав.

В Средние века хирурги и топографические анатомы, труды которых легли в основу современных учебников по анатомии для врачей, воспринимали фасцию как белый налет на мышцах и органах, мешающий проводить диссекцию трупов. Тот факт, что фасция выстилает кожу изнутри на всем протяжении, имеет нервные окончания и помогает нашим тканям возвращаться в исходное положение в состоянии покоя, всегда представлял для меня особый интерес и лег в основу концепции и методов, с которыми мы работаем по сей день. Микротоки, радиочастотные и электромагнитные волны оказывают влияние на фасцию и нервные окончания, расположенные в ней.

Следующий обязательный момент в арсенале косметолога – уметь «играть» на шкале рН. Ведь все продукты – лишь инструменты в руках косметолога, и хорошие инструменты необходимы для того, чтобы помочь пациенту после того, как мы правильно поставили диагноз. «Играть» на шкале рН – это значит уметь изменять рН кожи от нормальной до кислотной или щелочной в зависимости от поставленной задачи и возвращать его обратно к нормальным значениям. Когда мы снижаем рН-баланс кожи ниже 3,8 при помощи различных кислот, клетки рогового слоя высыхают, отмирают и начинают самопроизвольно отпадать с поверхности кожи. И мы наблюдаем шелушение, после чего на свет появляется молодая кожа. Важно не индуцировать чрезмерного воспаления, хотя легкая эритема все же возникает, однако она не должна персистировать дольше чем 24 часа.

Всем анатомам известно, как работают кислоты, ведь именно кислоты применяют для консервации, то есть сохранения анатомических препаратов.

Применение кислот открывает много возможностей, особенно для фотоповрежденной кожи, жирной толстой кожи или нормальной кожи, которая только начала проявлять первые признаки старения.

Кожа, склонная к акне, включая тяжелые формы с множественными папулами, пустулами и даже кистами, а также кожа с гирсутизмом будет отвечать лучше, если мы будет «играть» по шкале рН вверх, в сторону щелочи до 12–13.

Известно, что в среде с рН меньше 12 может существовать патогенная микрофлора – как грамположительная, так и грамотрицательная. Микробиологи это хорошо знают, поэтому выращивают чистые культуры клеток в чашках Петри в щелочных средах. Щелочь с рН равным 12 способна моментально растворять любой тип белка, включая роговой слой, открывать закупоренные сальные железы, удалять вросшие волосы, сглаживать рубцы, а также является абсолютно непригодной для существования и размножения клещей рода Demodex, часто ассоциирующихся с розацеа.

Представьте себе, 4 минуты – и все! В тяжелых случаях порой требуется больше времени, однако строгий контроль времени процедуры крайне важен, так же как и поддержание раствора увлажненным. Сухая щелочь вызывает тяжелый ожог кожи – так же, как делают едкие кислоты. Поэтому специалисты обязаны пройти специальное обучение, прежде чем работать с ними. После истечения времени воздействия необходимы нейтрализация и восстановление нормального рН-баланса кожи во избежание нежелательных последствий.

Однако есть люди с очень чувствительной кожей, которым противопоказаны процедуры с резким изменением рН. Существуют другие «ключи». Это давно известные ферменты. Например, такие грубые ферменты-«мясоеды», как папаин, панкреатин и бромелайн, легко разрывают связи между корнеоцитами рогового слоя и вызывают эффективную эксфолиацию даже на чувствительной и раздраженной коже. В отличие от других производителей косметики, я предпочитаю использовать несколько активных ферментов и минимум дополнительных ингредиентов, чтобы стимулировать регенерацию и повысить защитные свойства кожи. Однако необходимо помнить, что возможны реакции, сопровождающиеся зудом, отеком и покраснением, особенно при нарушении техники применения, что опять-таки говорит о необходимости обучения специалистов.

Растворы с глюкуроновой кислотой и прочими ингредиентами в качестве прекурсоров также хорошо растворяют «клей», удерживающий отмершие роговые клетки вместе. Кажущиеся безобидными и мягкими, такие растворы могут действовать довольно сильно и при передозировке и частом применении могут вызвать воспаление или раздражение – особенно на чувствительных зонах лица: в носогубных складках, на лбу, на носу. Гигроскопичные альфа-гидроксикислоты притягивают свободную жидкость из глубоких слоев кожи на поверхность, к роговому слою, в результате формируя как бы губку. Клетки«ячейки» в этой губке переполняются жидкостью, лопаются, и происходит их отторжение с выходом на поверхность молодых клеток из подлежащих слоев.

Подводя итог, хочу сказать: да, местные средства действительно работают в том случае, если следовать концепции «удалить, восстановить, защитить, поддержать (приверженность пациента к домашнему уходу)». Результаты, меняющие жизнь ваших пациентов, появляются как самостоятельно при должном подходе, так и прекрасно сочетаются с филлерами, ботулинотерапией и пластической хирургией.

Использование таких современных комбинаций в течение последних 50 лет сделало для меня очевидным тот факт, что ничто не ново под нашим Солнцем, и ничего действительно нового мы не изобретаем. Моей настоящей лабораторией всегда был человеческий организм – его химия, гистология, анатомия и патология. Любое вещество за пределами этих категорий – подделка и заведомо неэффективно.

Все начинается с Природы. А мы можем только работать с тем, что она уже предоставила нам.