Нино Кобаладзе: Конгресс по осложнениям – учимся на чужих ошибках

В календаре любого врача-косметолога есть даты, которые отмечены значком «нельзя пропустить»: это самые знаковые и информативные конференции, учебные программы, профессиональные форумы. Потребность держать руку на пульсе развития отрасли, желание быть в курсе последних достижений, стремление следить за работой мэтров и делиться своим опытом с коллегами – непреложные критерии поддержания профессионализма в области эстетической медицины.

Вот уже в третий раз в список таких обязательных для посещения мероприятий попадает конгресс по нежелательным явлениям в эстетической косметологии «Adverse Event Conference». Этот форум был создан как ответ на самый частый запрос практикующих врачей, как площадка, где специалисты могут честно и откровенно разбирать самые непростые клинические задачи и находить пути выхода из сложных ситуаций. Новый конгресс пройдет в Санкт-Петербурге 4-5 сентября 2021 года.

Почему так важно побывать на этом профессиональном мероприятии, мы узнали у его организатора – пластического хирурга, косметолога, члена ЕМЛА, члена Международной ассоциации лазерной медицины и хирургии, Американской академии антивозрастной медицины Нино Константиновны КОБАЛАДЗЕ.

– Нино Константиновна, прежде чем поговорить о том, что нового и интересного вы приготовили для врачей на Третьем конгрессе «AEC», расскажите, как прошел Второй конгресс, время проведения которого выпало на самый разгар карантина?

– Идея создать такой конгресс пришла ко мне, когда я заметила, что на любом форуме темы осложнений вызывают неизменный интерес: любой спикер, решившийся рассказать о своем опыте, собирает полные залы.

Конечно, возможность поучиться на чужих ошибках бесценна, и я понимала, что мероприятие, посвященное исключительно разбору всевозможных негативных сценариев и путей выхода их них, будет очень востребовано. Хотя были и скептики, которые говорили: тебя никто не поддержит, ни одна крупная компания не согласится признать, что ее продукция может вызывать осложнения. Но время все расставило по своим местам, и оказалось, что крупные и ответственные производители как раз очень даже заинтересованы в том, чтобы врачи правильно применяли их продукцию и не допускали ошибок, приводящих к печальным последствиям.

И наш Первый конгресс показал: интерес к теме осложнений огромен. Поэтому вопрос, продолжать ли начатое дело, не стоял, и даже несмотря на карантин, мы знали, что Второй конгресс обязательно состоится. Приостановка в практике позволила многим специалистам подвести какие-то итоги, подумать о том, почему что-то не получается, сформулировать свои вопросы к нашим мэтрам. И хотя интернет-формат, конечно, никогда не сравнится с живым общением, нам удалось создать хорошую рабочую атмосферу. На Втором конгрессе список тем был расширен, мы обсуждали уже не только вопросы инъекционной косметологии, но и аппаратных методик.

Открыла конгресс Елена Александровна Аравийская, которая задала всему мероприятию особую высокую планку. Кстати, она же открывала и Первый конгресс, так что, с легкой руки Елены Александровны, наша конференция получила успешный старт.

На анатомический курс, который проводила Ирина Эдуардовна Хрусталева, был ожидаемый аншлаг. Вообще в нашей профессии знание анатомии – основа всего. Поэтому обстоятельный анатомический экскурс с акцентом на самые сложные зоны был очень интересен.

Наталья Владимировна Гайдаш выступила экспертом по осложнениям после аппаратных методик – слушатели смогли убедиться в том, что современные аппараты в непрофессиональных руках могут нанести немалый вред красоте и здоровью пациента.

Елена Александровна Разумовская поделилась опытом лечения окклюзии просвета сосуда после инъекционной терапии. Она назвала это терапией отчаяния, но при этом ее пример стал лучом надежды для многих специалистов, которые теперь вооружены знаниями и не впадут в растерянность, если столкнутся с подобным осложнением.

Отдельную сессию провели для руководителей, ведь осложнения – всегда конфликтный момент, и Максим Андреевич Выскуб детально рассказывал, как важно правильно вести документацию, как разрешать спорные моменты, чтобы клиника не несла неоправданных потерь.

Выступление Максима Юрьевича Сергеева на тему общения с пациентами различных психотипов тоже вызвало немалый интерес, ведь любой косметолог – это еще и психолог, и знания в данной области лишними не бывают.

Поговорили мы и об инстаграмм-косметологах, о тех последствиях, с которыми врачам приходится сталкиваться, когда на прием приходят пациенты, побывавшие в руках мошенников от эстетической медицины.

– Какой будет Третий конгресс? Какие коррективы внесет в него коронавирус?

– Тема осложнений оказалась неисчерпаемой, и в этот раз мы еще больше расширим спектр рассматриваемых направлений. Помимо докладов по ботулинотерапии, нитевым методам, аппаратной косметологии, анатомии будут представлены выступления экспертов в области эстетической гинекологии. Это действительно актуальный вопрос, поскольку косметологи, не имеющие гинекологического образования, нередко берут на себя безрассудную смелость проводить эстетические процедуры в области гениталий, и осложнения, которые возникают после таких процедур, способны нанести немалый вред здоровью пациента, существенно ухудшить качество его жизни. Разумеется, мы поговорим и о том, как отрасль будет жить в реалиях пандемии, как нам придется перестраивать свою работу, чтобы обеспечивать максимальную безопасность врачам и пациентам, при этом одновременно не ухудшать качество оказываемых услуг.

Конгресс пройдет в смешенном формате, офлайн и онлайн, потому что, возможно, не все спикеры смогут приехать – это тоже мера, на которую нас вынудил пойти ковид. Но мы нашли в этом и плюсы: смешанный формат максимально расширяет нашу аудиторию, ведь теперь побывать на конференции в Петербурге смогут врачи из любого уголка планеты.

Знаете, практикующие врачи обычно проходят три стадии: первая – когда у тебя нет опыта, и ты всего боишься, вторая – когда тебе кажется, что ты все можешь, у тебя много пациентов, много практики. Вот тогда-то чаще всего и появляются осложнения – от невнимательности, незнания, пренебрежения нюансами. Когда этот этап преодолен, врач становится профи – он снова живет в режиме настороженности, у него много знаний и уже есть понимание, не только как выходить из сложных ситуаций, но и как в них не попадать. Так вот, наш конгресс создан как раз для того, чтобы доктора как можно быстрее и безболезненнее проходили вторую стадию, не теряли бдительности и становились настоящими профессионалами.

– Как пандемия изменила вашу жизнь? Как вы пережили это нелегкое время?

– Для меня этот вынужденный период простоя стал временем переоценки ценностей. Во-первых, я осознала, как на самом деле круто, когда ты востребован: у тебя клиника, много пациентов, постоянные поездки с мастер-классами и лекциями. Стоило лишиться этого, как стало понятно, до чего же не хватает этого движения, встреч, общения.

Но пандемия, остановив на время колесо этого беспрестанного движения, освободила меня для того, что вообще бесценно – общения с детьми, с мужем, для волшебного ощущения целостности со своей семьей: никогда еще у меня не было возможности так много и так радостно проводить время с близкими людьми.

И это дало мне силы преодолеть многие непростые моменты. По мере того как карантин продлевался, в нашей клинике начали происходить сложные процессы: пришлось расставлять приоритеты, оптимизировать процессы, менять коллектив. Это было похоже на своеобразный детокс: все, что было по-настоящему ценным и важным, осталось с нами, все наносное, лишнее, «не наше» ушло. Говорят, что любой кризис – это не только испытание, но и время возможностей. Для нас с Ольгой Александровной Михайловой пандемия стала возможностью получить собственное помещение, чтобы оборудовать нашу клинику именно так, как мы давно мечтали. Вот просто все пазлы вдруг сложились: помещение нашлось в нужном месте и в нужное время, и к моменту проведения конференции, я надеюсь, мы уже отметим новоселье «Медклиник» и сможем принимать гостей в новой клинике у метро «Спортивная». Так что жизнь налаживается. И хотя пандемию мы прошли не без серьезных потерь, поняли, что у нас достаточно сил, чтобы лететь дальше.